«Как я перестал быть скупым»

0 / 5 (0 голосов)

О том, как сильно семейные установки влияют на наши отношения с деньгами, сказано и написано немало. Но случается, что излишняя бережливость достается нам в наследство не от родителей, а от дедов и даже прадедов, и нужно копнуть чуть глубже, чтобы во всем разобраться.

«Как я перестал быть скупым»

Работая в консалтинговой компании, целый день я ел только то, что приносил с собой. Например, овсяную кашу с вишневым вареньем. Смесь в целлофановом пакете напоминала фиолетовую слизь, и коллеги называли ее «пассивной протоплазмой». Если мне предстояла встреча с клиентами, я снимал куртку сразу, как заходил в здание, чтобы никто не разглядел, какая она поношенная. Но новую не покупал. Любимое мое слово тогда было «эффективно».

Я экономил не только деньги, но и время. Его не хватало, так что я забросил все хобби и только работал. В итоге измотался, устал и потерял вкус к жизни. Когда я пришел к психотерапевту, он дал мне домашнее задание: «найди десять занятий, которые приносят тебе радость». Оно оказалось для меня невыполнимым.

А терапия продолжалась. Неожиданно обнаружилось, что я боюсь… остаться без копейки. Замечу, что с детства у меня всегда были какие-то деньги, а с восьмого класса я зарабатывал сам. И голодным никогда не сидел. Откуда же страх?

Во время Великой Отечественной войны моему деду было 11 лет, и он остался за старшего мужчину в семье. Кто выживет, а кто нет, зависело только от него. Выжили все, но дед с тех пор очень экономил, особенно по отношению к себе. Его страх был таким сильным, что «дотянулся» и до меня.

Если не устраивают отношения с деньгами, обратитесь к истории семьи. Возможно, среди предков найдутся те, кто подскажет, откуда проблема

Раз за разом я «возвращал» страх деду и восстанавливал связь со своей реальностью, осознавая, что мне-то голодная смерть не грозит. Одновременно я понял, что «дед-внутри-меня» на самом деле на моей стороне: пугая, он хочет защитить! Мне удалось договориться с ним и перенаправить эту энергию с контроля и угрызений совести за «лишние» траты на защиту моих интересов в переговорах с заказчиками и должниками.

А как обращались с доходами-расходами другие мои предки? Мой прадед Федор Тимофеевич, зажиточный купец, был счастливо женат, вырастил 11 детей. Во время первой беременности его жена захотела винограда. А дело было в Перми зимой 1916 года — никакого винограда там днем с огнем не найдешь. И Федор Тимофеевич послал приказчика в Грузию за виноградом. Купец он был все-таки не самой первой, а третьей гильдии — для него это значительные расходы! Но он не поскупился. Может быть, эта ролевая модель жива и у меня?

И я понял, что так и есть. Ведь личная психотерапия требует значительных вложений. Получается, когда речь шла о бытовых расходах, во мне работал режим строгой экономии. А когда вставал вопрос о больших деньгах и долгих делах, то часто включался второй сценарий, доставшийся от прадеда.

Следующей задачей стало объединение сценариев: чтобы в повседневной жизни не забывать «про виноград», а дела вести не только с размахом, но и с разумной экономией. Сегодня я стараюсь ориентироваться на свои желания: спрашиваю себя, а как я хочу? При этом все равно оцениваю, стоит ли полученное удовольствие затраченных денег.

Если вас, как и меня когда-то, не устраивают ваши отношения с деньгами, обратитесь к истории семьи: возможно, среди предков вы найдете тех, кто подскажет, откуда взялась проблема, а может быть, и «покажет», как ее разрешить.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

девять + один =

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru