АЛЕКСАНДР ПЕТРОВ: «УРОВЕНЬ РЕЖИССЕРА МОЖНО ПОНЯТЬ ПО ТОМУ, КАК ОН СМОТРИТ ПЛЕЙБЭК»

0 / 5 (0 голосов)

Пожалуй, самый востребованный на сегодняшний день российский актер Александр Петров за этот году успел сняться не только в кассовом хите «Лёд», продолжении «Полицейского с Рублевки», сериале «Звоните ДиКаприо!», но и в военной драме режиссера «Бригады» и «Боя с тенью» Алексея Сидорова «Т-34», которая выходит в российский прокат на новогодние праздники. Мы поговорили с актером о работе с Сидоровым, картине «Т-34» и продолжении «Звоните ДиКаприо!».

Александр Петров: «Уровень режиссера можно понять по тому, как он смотрит плейбэк»
фото: «Централ Партнершип»

Когда вы соглашались на эту историю, что вас привлекло? Алексей Сидоров – человек, который сделал массовое кино для нашего с вами поколения. Насколько вам важно было поработать с ним или в первую очередь хотелось погрузиться в такой военный экшн?

Много факторов сыграло. Безусловно, и фактор личности Алексея Сидорова, он глыба в режиссуре, отличный человек, работать с ним – счастье.

Насколько его техника работы отличается от других – особенно с учетом того, что много сцен снималось, как я понимаю, непосредственно в танке. Как вы выстраивали работу и драматургию своей роли с режиссером?

Мы очень много говорили с Лешей, он нас не покидал, мы постоянно были на связи. Плюс Леша отдавал еще всю свою энергию. Одно удовольствие было смотреть, как он смотрит плейбэк – это невероятное ощущение. Вообще уровень режиссера можно понять по тому, как он смотрит плейбэк: когда наступает вот этот момент, вот-вот возникнет чудо в кадре – и у настоящего режиссера ощущение, что он там, а не здесь, в другой жизни. Леха – эмоциональнейший человек. Он очень жесткий, сильный, требовательный, но он обожает артистов, любит их и всегда бережет.

Насколько было сложно все же работать в замкнутом пространстве?

Было, конечно, тяжело, но человек – такое существо, которое привыкает достаточно быстро ко всему.

Просто ваши предыдущие работы показывали то, что вы все-таки эмоциональный, на мой взгляд, актер, а тут вам явно пришлось как-то «сжаться», обойтись без драматизма.

Это заслуга Леши. Он очень детальный человек, для него важно, чтобы человек в кадре понимал, что происходит. Ему важно было, чтобы мы понимали, например, для чего крутить ту или иную ручку, почему нужно смотреть именно туда, говорить именно эти слова. Не просто их эмоционально сказать, с какой-то фактурой. Нет, ты должен четко понимать задачу. Вот для него самое важное, чтобы человек четко понимал, что он делает в кадре, – конкретно руками понимал, головой. И так было для всех артистов.

Александр Петров: «Уровень режиссера можно понять по тому, как он смотрит плейбэк»
фото: «Т-34»

По поводу слов – в «Т-34» все-таки не так много диалогов, но у вашего героя есть очень важная фраза, когда он предлагает бежать из концлагеря, то говорит: «Там – свобода». Не Родина, не Сталин, как мы привыкли видеть в современных военных фильмах. Для вас побег героев «Т-34» – это все-таки побег к свободе?

К свободе, любви, дружбе – к тому, что они не могут себе позволить, но чего очень сильно хотят. Думаю, что если говорить про военное время, каждый хотел этой свободы. Сейчас она у нас есть – мы можем полететь в любую страну, отдыхать, одеваться, как нам нравится, дружить, любить. Тогда люди были этого лишены. Понять это сейчас достаточно сложно. И для всех нас– это как раз было важнейшей задачей.

Просто это как раз сильно отличает картину от других, скажем так, ура-патриотических лент.

Ура-патриотизма в «Т-34» никакого нет, Леша этого и не хотел. Он хотел сделать историю людей, причем зрительскую – так, чтобы она была интересна любому человеку, невзирая на его кинопредпочтения или кинонасмотренность, чтобы она как-то задевала. История-то очень простая, снята круто, динамично, как большое голливудское кино. Леша – человек с огромнейшими амбициями, но очень простой, он, про простые понятия.

Александр Петров: «Уровень режиссера можно понять по тому, как он смотрит плейбэк»
фото: «Т-34»

Ближе к финалу у вас каждый герой признает свой страх, война тут не повод для героизма.

Никто же на войне своим героизмом не кичился, и эти ребята тоже не кичатся. Их главная задача была выжить. Всем страшно было, Ивушкину тоже страшно, но он не может показывать свой страх, как Леша Сидоров не мог показывать свои эмоции и страхи на съемочной площадке. Но я свидетель таких моментов, когда во время сложнейшего зимнего блока съемок в танке, Леша приходил в свою режиссерскую комнату, где чай можно попить, отдохнуть, подумать, наши актерские были рядом и я слышал, как Леша в перерывах приходил и отжимался. Нужно было куда-то девать то, что копилось.

С этим признанием страха, несмотря на то, что этот фильм все-таки жанровый, предназначенный для массового зрителя, он вписывается в нынешнюю тенденцию отечественного авторского кино, которая заметна, кстати, и в «Звоните ДиКаприо!», когда на экране появляются люди, готовые признаваться в собственных слабостях и страхах. Как вы относитесь к этой тенденции, к тому, что на российском экране появился такой слабый герой.

Живой, не слабый.

Но со своими слабостями.

Конечно, у каждого из нас они есть.

Просто раньше таких героев было, мягко говоря, не очень много. А в этом году есть и «Сердце мира», и «Человек, который удивил всех», и упомянутый уже «ДиКаприо».

Нашему кинематографу не так много лет и я очень рад, что мы перешли на такой этап и можем показывать героя очень слабого, со своими комплексами и страхами, которые вскрываются в той или иной истории. Это очень хорошая тенденция, это значит, что нас ждет кино все лучше и лучше.

Вы как актер постоянно снимаетесь в жанровых вещах, в авторском кино я вас даже не помню.

Так и есть.

Почему?

Не было материала.

А что-то предлагали известные режиссеры?

Пока не предлагали. Можно ли назвать «ДиКаприо» жанровой историей? Да, наверное. Если говорить про дальнейшее, то, конечно, я об этом думаю.

Александр Петров: «Уровень режиссера можно понять по тому, как он смотрит плейбэк»
фото: «Централ Партнершип»

«Звоните ДиКаприо!» один из моих любимых сериалов этого года. Вам лично Егор ближе в начале сериала или в конце?

Конечно, в конце. И зрителю он тоже ближе в конце. Там же история в том, чтобы зритель его в конце простил. И он его прощает. И ему становится его очень сильно жалко. И эту задачу Андрей Першин выполнил на 5+.

Андрей, конечно, потрясающий.

Андрей – это сумасшествие, глыба.

Очень хочется второй сезон «Звоните ДиКаприо!»

Второго сезона не будет точно. Его убили, все хватит. Он вдруг не оживет – в этом и суть. Он не может просто взять и начать дышать. История закончилась. Точка. Про что могла бы быть история? Как они все дальше будут жить без него? Это будет высосано из пальца. Не будет второго сезона «ДиКаприо», Андрей об этом тоже говорил. Эта история закончена.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru